Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:29 

"Среди детских писателей есть и вредные"

Алька-пулемётчик
Повзрослевший мальчишка со шпагой ©
- Эдуард Николаевич, с читателями ваших книг все более-менее ясно. А как складываются ваши отношения с детскими писателями?

- Я вообще не люблю писателей. Писатели - нервные и нечестные люди, они все были изуродованы советской властью. Творческие люди очень поддаются давлению со стороны. Слишком тонкая психика. А уж советские писатели! Их покупали, они продавались. При мне однажды 23 члена правления писательского кооператива распределяли освободившуюся квартиру Литфонда - единогласно присудили ее очереднику. Но некто из иностранной комиссии Союза писателей обзвонил всех этих писателей и сказал: "Помогите получить квартиру дочери, а я вам помогу с выездами за рубеж". И они тут же переголосовали. Все 23 человека.

Но были и писатели, которых я очень уважаю. Борис Заходер, например. Он помог многим - мне, Грише Остеру, Андрею Усачеву. Он был суровый и едкий человек, но никогда не был предателем. Я 10 лет был его любимым учеником, а потом мы стали ругаться. Еще - Валентин Берестов. Остальные не выдерживали давления. Кто в партию вступал, кто начинал вилять хвостом перед Михалковым...

Детские писатели меня не жалуют. Потому что ни один детский писатель в жизни не признается в том, что он не первый. Они все лучшие. Успенскому, мол, повезло - он работает на массовое искусство. А мы такие талантливые, гении, но массы нас не понимают... Сейчас восходящая звезда - Андрей Усачев. Гриша Остер очень талантлив. К сожалению, часто он свой дар ставит не на те педагогические рельсы, увлекаясь тиражами и гонорарами.

- Говорят, Михалков-старший и Алексин - ваши личные враги?

- И не только мои. Это нехорошие люди. Кагэбэшники. Причем Михалков хоть талантливый, а Алексин просто бездарный. Они выжигали вокруг себя все. За 20 лет никто, кроме них, не пробился. Как только появлялся способный детский писатель, они его затаптывали. Кто такой Михалков? У него есть три хороших стихотворения. Плюс "Дядя Степа". Издавали, издавали... Хотя нет ни сюжета, ни характера. Дядя Степа - он какой? Жадный? Наивный? Правдоискатель? Он длинный. Это что, характер? Он - пустое место. Нынешние дети о нем и не знают ничего.

В клане Михалкова меня называли "главарем сионистского гнезда" - за то, что я помогал писателям-евреям. Тому же Грише Остеру, например. Хотя я сам русский.

- Агния Барто тоже была "нехорошим человеком"?

- Нет, но она была завистлива к чужому успеху. Она отказала мне в приеме в Союз писателей и так же, как клан Михалкова, не давала состояться. Она написала много "взрослых" стихов и говорила мне, что считает себя поэтессой на все времена. Сейчас от нее осталось только несколько стихотворений для малышей.

- Есть ли среди наших детских писателей вредные?

- Есть - Крапивин, Алексин... Все психические болезни, свойственные писателю, передаются его книгам. У Алексина была мания преследования. Он боялся, что его продадут, сдадут, страшился окружающего мира, и в его книгах всегда кто-то неожиданно умирает, сходит с ума. Хороший человек становится предателем: "Я тебя предал, но так было нужно для нашей экспедиции..." Читая его книжки, ребенок тоже заболевает этим. Или Крапивин пишет: "Мальчик со шпагой смело шел против бандитов, он сражался, но его избили..." Ребенок понимает, что не может победить зло, - убьют или изуродуют. Он чувствует себя трусом. У него развивается комплекс неполноценности. А у кого-то из детских писателей в подкорке неуважение к женщине. У другого - неуважение к Родине. Вот Кир Булычев очень полезен.
Друг финских детей

- Вы часто бываете в Финляндии. Почему?

- Там полюбили мои книги. Мой друг писатель Ханну Мяккеля, автор "Дедушки Ау", знает русский язык и обожает Чехова. Он мечтал со мной встретиться, а ему говорили, что я заболел или уехал, подсовывали Алексина или Барто, когда он приезжал в Москву. В 1979-м он в своей турпутевке записал, что хочет увидеть Москву и Успенского. Нехотя его повели ко мне. С тех пор мы ездим друг к другу в гости.

- Правда ли, что в Финляндии вы считаетесь детским писателем номер один, опережая Астрид Линдгрен?

- Боюсь, что так. Финны считают меня лучшим детским писателем мира. "Дядя Федор" вышел там пятнадцатью тиражами. А я считаю, что лучше меня, безусловно, Туве Янссон с ее муми-троллями.

- Чем Чебурашка и герои Простоквашина приглянулись загадочной финской душе?

- Для меня это тоже загадка. Может быть, дело в том, что финны очень серьезные и суховатые. У нас дети и родители - один "мешок", семья. На даче, в доме, в подъезде - как правило, всегда вместе. А финны эмоционально разделены. Мои вещи рассчитаны и на взрослого, и на ребенка. Они как бы объединяют семью вокруг книги. Мне один знакомый сказал: "Я твою книжку "Дядя Федор" ненавижу. Я читал ее дочери 11 раз. Она заставляла..."
Враг телепузиков

- Вы активно выступаете против засилья американских комиксов и мультиков. "Улица Сезам", мол, - передача для детей слаборазвитых негров. А "телепузиков" назвали "тележопиками". Эти-то вам чем не угодили? Солнышко сияет, все добрые, насилия - ноль...

- Я бы даже назвал их "телетрупиками". Там нет эмоций. Наши люди имеют потрясающую мимику. Улыбка, подмигивание, ирония, лукавство... А это - мертвецы на экране, без мимики и характеров. У меня лично они вызывают отвращение. Если их навязывать, мы изуродуем детей.

- В Сети появилась игра "Убей телепузика". Оружие игрока - цепная пила, пистолет и винтовка. Говорят, что сервер не справляется с наплывом желающих. Что вы об этом думаете? Может, у родителей уже сдают нервы?

- Возможно, на это создатели игры и рассчитывают... Странная штука. Что это - ненависть взрослых или в детях будоражат злость? Если игра для взрослых - ради бога, пусть сбрасывают свою неприязнь. А детям такого нельзя, хоть они и инвалиды ума, эти телепузики. Не должны дети развлекаться подобным образом.

- А все-таки слопает ли Микки-Маус нашу Курочку Рябу?

- Курочку Рябу, может, и слопает, но Илью Муромца, Кощея Бессмертного - вряд ли. Силенка не та.

@темы: Рассуждения

Комментарии
2008-12-14 в 23:44 

Зависть, зависть парня сгубила. И жадность. И желчность. И самомнение. Поэтому и книжки больше у него не получаются. Детские. Как метко заметил сам Успенский, всё это невольно переливается в текст. В материал. Пусть не так прямо, но все же... Знаю я еще одного парня, писателя Б., который, как-то по молодости написал действительно славную фантастическую книжку. Потом нужны были очень деньги. Действительно нужны. Ютился с детьми в коммуналке. Взялся за переводы. Теперь у него этих переводов, да и денег... Попытался он вернуться обратно, и написать художественный текст. Книжку. Фантастику. Долго пытался и не смог.
Теперь он желчен, завистлив, и ругач. Не хотелось бы думать, что это закономерность, и все-таки, все-таки, все-таки...

URL
2010-07-04 в 14:15 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Да....поучительно было прочитать.
Все же правильно я делаю, что настойчиво избегаю общения и знакомств с авторами книг, и в том числе с авторами книг любимых. То же и на "мэтров" фэндом распространяется.
По Успенскому конкретно:

1) Я не скажу. что знаю его подноготную биографию, но раз он издавался тогда, следовательно был в Союзе писателей; быть членом С.П. он мог быть только будучи членом партии. Так что его пафосная фраза "Остальные не выдерживали давления. Кто в партию вступал...", скорее смешна.

2)- Правда ли, что в Финляндии вы считаетесь детским писателем номер один, опережая Астрид Линдгрен? - Боюсь, что так.
В каком-то смысле он, Успенский, меня восхитил. Степень самомнения такова, что подобрать адекватный термин и поставить диагноз я просто не в состоянии!

   

В глубине Великого Кристалла....

главная