Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
Степь за окраиной станицы пышет жаром и слепит глаза. Ломкие стебли сухой травы хлещут по ногам, стучат друг о друга тугими серыми семенами.
- Айда в казаки-разбойники! – ребята нетерпеливо подпрыгивают на месте, они уже все в игре, вот-вот сорвутся и убегут, исчезнут в солнечном мареве.
- А если в пиратов? – робко предлагает Лешка, уже зная – не согласятся.
- Какие пираты? У нас даже ручья нет! – резонно отвечает старый друг Павка.
- Ручья ему мало, ему море подавай! – ехидный голосок Ленки звучит неожиданно громко. – Он же у нас капитаном будет!
Она насмешливо тянет слова, вредно улыбаясь прямо в лицо. Остальные смеются, и почему-то сразу пропадает желание куда-то идти.
- У меня дела, - неловко бормочет Лешка, отворачиваясь от ребят, и они, не дослушав, убегают – в простор, в теплое вольное лето.
Легкий ветерок – такой же жаркий и полный солнца – колышет траву, пускает ее волнами… Как на море.
Лешка уходит в дом. Достает из-под подушки старые зачитанные «20 000 лье под водой», открывает... На страницах плещутся волны мирового океана. Странная тоска сжимает Лешкино горло.
Он не виноват, что любит море – вот так, ни разу его не видев, - за соленые брызги, обязательно в лицо, за свист ветра в парусах – все знают, что ветер поет морякам странные, морские песни, за крики чаек, зачерпывающих волну кончиками крыльев. За бескрайнюю синь – спросите Лешку, и он обязательно расскажет вам, как это красиво – когда штиль или шторм…
Лешка знает, что быть ему моряком, по-другому нельзя. Но до этого еще расти и расти, а море зовет уже сейчас, бьется в сердце…
У Лешки есть красивая большая раковина – мама купила в сельторге в райцентре. Порой Лешка прикладывает ее к уху и слушает – ведь раковины должны говорить о море, все это знают. Однако, это какая-то неправильная раковина – она остается нема раз за разом. А может, она тоже не видела моря.
Лешка откладывает в сторону раковину-обманку и листает старые, заученные уже до буковки, книги о пиратах и путешественниках.
Море зовет…

Ветер налетает вечером, мокрый, холодный, словно по ошибке залетевший в эти жаркие сухие края. Клонит к земле траву, бьется в окна и стены, гонит по небу темные тучи…
Лешка замирает на крыльце – в голосе ветра ему слышится плеск волн и голоса нездешних белокрылых птиц. И запах соли разлит в воздухе, щекочет ноздри…
Лешка прижимается щекой к стропилам крыльца и дышит, дышит полной грудью этим нежданным, почти реальным, морем…
Ветер стихает так же резко, как и поднялся, так и не принеся дождя. Лешка вдыхает напоследок свежий, соленый даже на вкус, воздух, и уходит в дом – поздно уже, мама ругается…

Просыпается он от тихого, чуть слышного рокота – так бьются волны об утесы. В комнате пахнет морской солью, а зайчики на стенах так похожи на отблески от воды…
Лешка медленно подходит к окну – на подоконнике лежит забытая им уже давно хозторговская раковина-обманка. Голос ее – эхо вчерашнего ветра – тих, но уверен. Легкий шепот бескрайнего водного простора.
Лешка прижимает раковину к уху и слушает море. Вот такое – почти настоящее – и только для него.

Волны медленно, почти лениво, набегают на берег, золотисто бликуя отсветами полуденного солнца, по мокрому песку важно прогуливаются большие белоснежные чайки – им тоже лень.
Океан расслабленно ворочается, щурясь на летнее солнце и играя в гляделки с таким же бескрайним и синим небом.
Над верхушками волн летают ветра – эоны – взбивают белую пену, подгоняют медленную воду, теребят перья полусонных чаек… Эонам не сидится, так и норовят сорваться с места и унестись туда – в просторную даль, и говорят, говорят, тонкими, призрачными голосами, не останавливаясь, не умолкая.
Океан благодушно вздыхает и слушает очередную историю – про мальчика, влюбленного в море, которому один из проказников-ветров оставил свой голос. Чтобы слушал, чувствовал, знал.
Потому что когда в крови звучит голос волн, жить без моря невозможно.

С наступившим новым годом вас))))

@настроение: наверное зря, но...

@темы: Наше творчество